Воскресенье , Сентябрь 23 2018
Главная / Дизайн / Одна из лучших спален — Квартирного вопроса — в закладки 15

Одна из лучших спален — Квартирного вопроса — в закладки 15

Одна из лучших спален - Квартирного вопроса - в закладки 15Одна из лучших спален Квартирного вопроса в закладки 15.

Расскажем о комнате, которую минский архитектор переделала на программе «Квартирный вопрос». Проект вошел в пятерку лучших за всю историю передачи.

Хозяева московской квартиры долго жили в Бразилии. Двадцать лет назад Валерий Васильевич открыл там представительство российской авиакомпании. В командировку уехал с женой Екатериной Николаевной и дочкой Катей. Вся молодость героев связана с Рио, поэтому и в интерьере им хотелось вернуться туда.

Евгения рассказала нам, что приятно удивилась, когда на первой встрече Екатерина Николаевна . женщина за семьдесят, сказала: «Женечка, сделайте нам что-нибудь минималистичное.

Попасть на программу «Квартирный вопрос» Евгения Лыкасова мечтала еще с восьмого класса. Сначала она не знала, чем хочет заниматься: любила математику, физику и рисование. Когда появился «Квартирный вопрос» с Натальей Мальцевой, Евгения поняла, что в дизайне важно не только красиво «нарисовать», но и технически воплотить задумку. Окончила художественную школу, потом поступила в художественное училище, oкончила архитектурный факультет БНТУ. Во время учебы работала в архитектурной фирме.

После выпуска стала заниматься интерьерами и писала письма в «Квартирный вопрос» несколько раз, чтобы поучаствовать в переделке. К заявке с рассказом «где публиковался и сколько учился» нужно было прикрепить свои работы, но тогда реализованных проектов у Жени не было. Стаж после практики в дизайн-студии на 5-м курсе, по словам Евгении, был совсем скромным. Потом, набравшись опыта и собрав портфолио, она попробовала снова.

Прошлым летом пришел ответ. Женя съездила на собеседование, выполнила тестовое задание, которое очень понравилось руководству. Долго ждала окончательного вердикта, а потом Жене дали проект. Ей дали не всю квартиру, а одну комнату – в «сталинке», с высокими потолками и кирпичными метровыми стенами. Генеральный продюсер сразу сказал дизайнерке: «Обычно такое не дают новым дизайнерам, еще и молодым.

Такой спальня была до переделки.

– Во время ремонта хозяева действительно ничего не видят ни одним глазком, – улыбается Евгения. – Мы согласовываем проект только с руководством «Квартирного вопроса.

Самое классное в этом – то, что ты можешь сделать что хочется с незначительными корректировками. Реки у шкафа, которая задала название всего интерьера, например, не было. Первый эскиз был без нее, руководству не хватало яркого пятна, и мне нужно было придумать что-то интересное. Так она и появилась.

Мне предоставили полную свободу, чего обычный заказчик дать не может. В этом и интерес участия: какие-то фантазии, которые бродят в голове, можно реализовать. Заказчику, не видевшему проект вживую, сложно объяснить, что будет классно. Вряд ли придет человек, который скажет: хочу одну зеленую стену, другую из фасадного камня, которым обычно отделывают цоколь домов, а третью – с водопадом. В основном все стандартно: скандинавский стиль, лофт. А «Квартирный вопрос» позволяет немножко поиграть.

Евгения показала нам визуализацию, которая практически полностью совпадает с готовой спальней. Переделали только светильники, заменили кресло (срок его доставки превышал дедлайн проекта). А на месте полочек повесили кондиционер из-за технических нюансов: другого места для него не нашлось (изначально предполагалась разводка в потолке, чтобы были видны только диффузоры.

Во время съемок Женя жила в Минске и ездила в Москву.

– Можно было консультировать по интернету – вайберу или скайпу, но это не то. Интерьер – это непосредственное участие архитектора. Мне было важно проследить все нюансы, чтобы получилось так, как получилось.

По словам Жени, сложности возникли с каменной стеной у изголовья. Сначала строители «на свое усмотрение» сделали одну раскладку, а потом Женя попросила их переделать, чтобы швы стали шире. Вместе с ними заполняла швы кладки, отбивала край штукатурки, показывала, какой именно должна стать фактура.

Часть мебели и материалы предоставили спонсоры, металлические столики изготовил «мастер, влюбленный в свое дело». Евгения приезжала и к нему, вместе они подбирали фактуру под бронзу.

– Очень помогли белорусские фирмы, которые участвовали со мной, в частности компания Woodberry с их брендом мебели Geometree. Без них там было бы очень сложно. На интерьер выделяется небольшой бюджет, который в основном уходит на декор и на индивидуальные заказы. Например, на то, чтобы мы сделали каркас люстры на заказ.

Лампу, которая стоит возле кресла, привезли буквально перед самым финалом.

– Такую предоставит не каждый спонсор. Она итальянская, стоит немало. Подобрать похожую было бы сложно: здесь бетонное основание, а сверху очень легкая ткань.

Евгения призналась, что сильно переживала, когда работа была уже сделана.

– За несколько передач до меня хозяевам не нравился результат. В таком случае, кстати, интерьер поправляют. Я на фоне нервных переживаний даже заболела. Все-таки работаешь для людей – это их спальня, и им там жить. Что бы ни было, им должно быть хорошо в первую очередь. Мы-то «поигрались» и уехали. Самое важное, чтобы они заходили и чувствовали себя дома.

– Все очень ждали эфир, – улыбается Женя, – даже все мои заказчики. Мы с ними в хороших отношениях. Когда началась передача, в рекламных паузах мне начинали строчить письма. Конечно, очень приятно. У нас был семейный просмотр, к нам с мужем приехала моя мама и наш компаньон с женой.

– Сопровождение строительных работ – очень важная часть проекта. Без него проекты не беру. После того как прошел эфир, было очень много других заявок из Москвы. Заказчики хотят получить визуализацию проекта и расстаться. Я считаю, что это неправильно. Проект – это бумажка. Ты вкладываешь душу, силы и время в то, чтобы в итоге получился интерьер, а не бумажный проект. С «Квартирным вопросом», например, – тот самый случай, когда получилось то, чего ты хотел.

Когда отдаешь проект, вмешиваются строители, иногда сами заказчики. Для них это другое: они устают, силы уходят (особенно к концу ремонта), уже нет желания ездить и искать что-то конкретное. Получается, все, что вложил автор, уходит в никуда. Мне один потенциальный заказчик сказал: но вы же заработаете кучу денег, сделав проект! Он не понимает, что финансы здесь не главное. Для меня это искусство. И важен результат, который можно осязать.

Еще важно подобрать фактуры в интерьере. Например, в этом проекте мы поменяли кресло, но общая концепция от этого не изменилась. Если бы этот проект мы отдали заказчикам и они меняли бы сами – они не знают, какая именно деталь этого кресла была важна. Текстура кожи или очертание самого кресла? Только автор знает, что важно в предмете: где важна фактура, а где линия, где поверхность должна быть более гладкой или, наоборот, шершавой. Чтобы после изменений общая концепция не развалилась.

– Я очень счастлива, что героям там понравилось. После эфира они написали мне большое благодарственное письмо. Они рады, живут там – значит, все было сделано не зря.

Май 22, 2017 Сергей.

Самое популярное за месяц.

About admin

Читайте так же

Органайзеры для столовых приборов

Содержание1 Где хранить ножи?2 Преимущества органайзера для ножей: Каждая хозяйка знакома с ситуацией, когда вроде …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *